|

Деньги на вере

Инвестиционные фонды управляют деньгами пайщиков из рук вон плохо. Есть ли альтернатива?

Ярослав Басилия работает заместителем директора в строительной компании. Он не разби­рается в фондовом рынке, но это не помешало ему во второй половине 2010 года заработать более 100 ООО гривен на инвестициях в ак­ции. Вся его инвестиционная деятель­ность свелась к тому, что в конце мая он передал деньги частному управ­ляющему, который к окончанию года увеличил стартовый капитал на 40%.

Будь Василия более «финансово грамотным», он, скорее всего, не стал бы передавать свои деньги частнику, а отнес бы их в какой-нибудь инве­стиционный фонд с государственной лицензией. И проиграл бы. Лучший результат среди открытых фондов за второе полугодие 2010-го показал «Альтус Стратегический», его доход­ность составила 14,3%, притом что индекс Украинской биржи за анало­гичный период возрос на 29%.

Анастасии Кныр, которая обеспе­чила Василии доходность на уровне 96% годовых, 25 лет. До октября 2008 года она управляла портфелем акций в небольшой инвесткомпании «Актив-Инвест». Осенью 2008-го она поняла, что акции больше никогда не будут так дешевы, и в ноябре—де­кабре вложила в них все семейные сбережения. За год большинство бумаг прибавили в цене 100-200%.

Осенью 2009-го у Кныр появился первый клиент. Руководитель ее мужа передал в управление Анастасии несколько сот тысяч гривен. Сегодня у Анастасии четыре клиента. Мало? Как посмотреть. В конце 2010 года Кныр управляла портфелем, стоимость которого была близка к 1% от суммы активов во всех 34 укра­инских открытых фондах (около 200 млн гривен).

Инвесторы, доверяющие деньги Кныр, не участвуют в выборе инве­стиционной стратегии и не вмешива­ются в операционную деятельность; вознаграждение за брокерские услу­ги — 20-50% от прибыли. Клиенты открывают счет в ценных бумагах и торговый счет у онлайн-брокера, после чего оформляют на Кныр доверенность на управление этими счетами Сколько на украинском рынке таких частных управляющих, как Анастасия, достоверно не знает никто. Начальник управления онлайн-брокериджа ком­пании Astrum Investment Management Руслан Магомедов полагает, что таких специалистов несколько десятков.

Сотрудник крупной инвестиционной компании Андрей (попросил не на­зывать фамилии) начал привлекать деньги в управление в январе-февра­ле 2010-го. К концу года стоимость ак­тивов на его торговом счете превысила 1,5 млн гривен. Треть этой суммы — его собственные средства, осталь­ное — деньги восьмерых клиентов. Все договоренности устные, никаких бумаг с инвесторами Андрей не подпи­сывает. «Я управляю деньгами друзей или знакомых», — объясняет он отсут­ствие формальностей. За свои услуги он взимает 17—25% от прибыли — в зависимости от суммы в управлении и достигнутой доходности.

Почему некоторые «частники» демонстрируют более впечатляющие результаты, чем лучшие фонды? Во- первых, дело в мотивации. Заработок «серых управляющих» зависит исключительно от доходности кли­ентских портфелей, что заставляет их сражаться за каждый процент прибыли. Во-вторых, многие инвест- фонды еще не оправились от послед­ствий кризиса, их портфели набиты неликвидными бумагами. Благодаря такому «балласту» почти треть фондов работают в «минус» и на ра­стущем рынке. Но даже управляю­щие фондов с ликвидными активами не спешат по максимуму вкладывать­ся в акции, отдавая предпочтение депозитам и гособлигациям.

Андрей работает по принципам Уоррена Баффетта — старается нахо­дить недооцененные рынком акции компаний, бизнес которых он хорошо понимает. Портфель каждого из его клиентов состоит из 3-5 бумаг. По мнению Андрея, такого уровня диверсификации вполне достаточ­но. Одна из самых удачных идей ушедшего года — покупка бумаг «Укрнафты» и «Мотор Ci4» про­шлым летом. За полгода они выросли в цене на 100 и 40% соответственно. «Часто удается зарабатывать на кор­поративных событиях — продаже, реорганизации компании, выплате дивидендов», — говорит Андрей. Доходность клиентских портфелей за вторую половину 2010 года соста­вила 30-50%.

Для фундаментального анализа акций украинский рынок слишком узкий, возражает Кныр: котировками легко манипулировать. Анастасия де­лает ставку на «реальный анализ» — отслеживает действия или намерения крупных игроков и их клиентов. «Если иностранный фонд принимает решение покупать акции, их цена будет расти, если продавать — падать. Главное — знать о планах ключевых игроков», — объясняет Кныр.

Другой вариант — игра на ново­стях. Прошлой весной на конферен­ции для иностранных инвесторов вице-премьер Сергей Тигипко вскользь упомянул о предстоящей приватизации «Укртелекома». Пока иностранцы звонили своим броке­рам, Кныр по Интернету приоб­рела пакет бумаг. В тот день акции «Укртелекома» подорожали почти на 15%, а Анастасия, вечером про­давшая акции, заработала около 20 000 гривен.

«С июня по декабрь Настя зарабо­тала мне в несколько раз больше, чем я мог получить на депозите в бан­ке, — говорит Василия. — И пока что я не собираюсь отказываться от ее услуг». Но устойчива ли эта идиллия?

Первое, что бросается в глаза, — юридическая незащищенность инвестора, работающего с частником. «Никакие доверенности не помогут вернуть деньги цивилизованным способом, если нечистый на руку управляющий их попросту укра­дет», — утверждает президент фон­дов КУА «Амадеус» Михаил Ройко. В какой-то мере этот риск нивелиру­ется тем, что большинство клиентов частных управляющих — люди из их ближайшего окружения (родственни­ки, друзья, друзья друзей).

Второе слабое место этой схемы — неготовность неквалифицированных инвесторов к убыткам во время спада на рынке. «Я не обещаю, что смогу заработать, если рынок будет падать. Моя цель — ежегодно добиваться до­ходности, превышающей рост индекса по меньшей мере на 10-15%», — рас­сказывает Андрей. Это разумная, хотя и крайне амбициозная цель, но как поведут себя клиенты в «режи­ме реального кризиса», предсказать невозможно. Во время глубокой коррекции рынка в мае 2010-го, когда индекс просел на 35%, один из клиен­тов звонил Кныр по пять раз в день, требуя, чтобы ему срочно вернули деньги. «Я уговаривала его не спешить продавать бумаги, объясняла, что скоро цены пойдут вверх. Но он и слушать не хотел«, — вспоминает Анастасия.

Но, возможно, самый веский аргумент против работы с «частни­ком» — запредельные комиссионные. Если, например, скорректировать 40%-ю доходность портфеля Василии на размер комиссионных Кныр (30%), то финансовый результат (28% за полгода) окажется меньшим, чем рост фондового индекса за аналогичный период. Если бы Василия самостоя­тельно сформировал инвестпортфель, идентичный по составу индексной кор­зине Украинской биржи, то его доход был бы как минимум не меньшим.

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=104

Опубликовано: admin on мая 20 2011. Рубрика Глобальный взгляд. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

1 Комментарий для “Деньги на вере”

  1. Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много больше, да и еще то что большой риск, так как они (посредники) ни за что не отвечают. Не пойму…

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...