|

Капитан осторожность

Томаш ФиалаЧех Томаш Фиала 15 лет назад предпочел Украину России. И не пожалел

ПРОМОЗГЛЫМ ФЕВРАЛЬСКИМ ВЕЧЕРОМ в одном из баров в центре Будапешта сидели четыре экспата. Чехи Томаш Фиала и Камил Гоца, украинец Дмитрий Тарабакин и амери­канец Майкл Сито знали друг друга несколько лет. Все, кроме недавно уволившегося Фиалы, работали в чешской инвесткомпании Wood & Company. Фиала приехал в Венфию с французского курорта Шамони, где две недели катался на горных лыжах и размышлял, чем заниматься дальше. Друзья давно подбивали его открыть инвесткомпанию: работать на основателя Wood & Со Ричарда Вуда всем надоело. Поэтому к концу февраля 2000 года жарких дискуссий о том, стоит ли начинать свой бизнес, не было. Обсуждали только детали.

Кто будет главным, не обсуждали. И так было ясно — Фиала. Во-первых, идея развивать инвестбанковский бизнес в Украине принадлежала ему. Во-вторых, у него был стартовый капитал: в 1996-1997 годах он неплохо за­работал на росте украинского фондового рынка, возглав­ляя киевский офис Wood & Со.

36-летний Фиала строит инвестиционный банк уже одиннадцатый год. Его компания Dragon Capital в трой­ке лидеров по объемам торгов на Украинской бирже, в пятерке — по количеству сделок М&А и размещениям акций, одна из крупнейших по управлению активами

частных лиц и портфельных инвесторов. Но назвать Фиалу типичным инвестбанкиром язык не повернется: он не покупает акций на заемные деньги. Не работает, на трейдерском жаргоне, «с плечом».

Конкуренты и коллеги считают Фиалу занудой — он, мол, «держит всех на стреме», вникает в каждую мелочь. «Мне важно знать все, чем занимается моя компания, чтобы чувствовать себя комфортно», — подтверждает Фиала. Он может на ночь глядя позвонить сотруднику, который находится в отпуске, и потребовать полный отчет о проделанной работе.

Сам Фиала работает по 15 часов в сутки с 1994 года — именно тогда, будучи студентом Пражского университета экономики, он устроился аналитиком в пражском офисе Bayerische Vereinsbank. Учебу пришлось забросить — Фиала с головой ушел в бизнес. «Для инвестбанкира корочка об образовании не самое главное, — считает фи­нансист. — Главное — репутация». С этим у Фиалы все хорошо. «Он профессионал и настоящий предпринима­тель», — говорит о нем конкурент, генеральный директор инвесткомпании Concorde Capital Игорь Мазепа.

Середина 1990-х была золотым временем для инвестбанкинга в большинстве стран Восточной Европы.

Полным ходом шла приватизация, зарождался фон­довый рынок, иностранцы скупали дешевые активы.

Фиала попал в струю — в 1996 году уехал в Киев открывать офис Wood & Со — одной из крупнейших инвесткомпаний в Чехии. Ее основал англичанин Ричард Вуд^ торговавший до этого долговыми инструментами в Salomon Brothers.

Вуд предложил перспективному сотруднику три варианта: открыть и возглавить офис в России, Украине либо Румынии. От Румынии Фиала отказался наотрез из-за незнания языка. В Россию ехать побоял­ся. «Конкуренция на российском фондовом рынке была достаточно высока. К тому же мне было толь­ко 22 года», — объясняет он. А вот Украина показалась ему самым подходящим вариантом: русский язык — знакомый, страна — боль­шая, фондовый рынок в зачаточном состоянии. Словом, блестящие перспективы.

Через год после выхода на укра­инский рынок киевский офис Wood & Со заработал столько же, сколько все остальные ее подраз­деления в Центральной и Восточной Европе, говорит Фиала. «В 1996- 1997 годах иностранцы охотно покупали украинские акции и гос­облигации, — вспоминает Мазепа. — Трейдеры отлично зарабатывали».

А в августе 1998-го вслед за дефол­том России украинский рынок обва­лился. Покупать украинские акции и долги иностранцы больше не хо­тели, трейдеры оказались на мели. Фиале стало скучно в Киеве. Осенью 1999-го он уехал в Польшу — созда­вать онлайн-брокера для Wood & Со. Но заканчивать этот проект Фиала не стал. Всего через четыре меся­ца он ушел из компании, продав Вуду 10% акций Wood & Со (бо­нус за хорошую работу киевского офиса в 1997 году). Летом 2000-го в Украине была открыта ИК Dragon Capital.

Возможно, открытие собственного бизнеса в Украине было един­ственным случаем, когда Фиале изменила его знаменитая осторожность. Рынок по-прежнему был в депрес­сивном состоянии, киевский офис

Wood & Со едва сводил концы с концами. Основатели Dragon рассчитывали, что украинская экономика скоро восстановится и инвесторы вернутся. «В декабре 1999-го премьер-министром стал прозападный Виктор Ющенко, он пообещал вывести страну из кри­зиса. Слово «Украина» замелькало в зарубежных газетах», — объясняет Фиала. У него не было ни тени со­мнения, что со стороны иностранных инвесторов обязательно будет спрос на услуги инвесткомпании, для которой Украина не периферийный рынок, как для Wood & Со, а основ­ной. Лучше быть крупной рыбой в маленьком болоте, чем наоборот. «К тому же Wood & Со с Томашем рассчиталась акциями украинских компаний», — говорит Тарабакин. Не пропадать же добру.

Ломать голову над названием компании не пришлось: тотем Фиалы — дракон. Символ города Брно, где родился Томаш, называется «Brnensky drak» (дракон). На самом деле у входа в старую ратушу города висит чучело крокодила, но местные именуют его драконом. В юности Фиала выступал в чехословацкой сборной по парусному спорту, и его первая лодка называлась «Дракон». Ну и вдобавок ко всему, 2000-й был годом дракона.

Компанию организовали как парт­нерство, каждому досталась доля в бизнесе. Томаш сразу стал главным акционером, внес в уставный капитал полученные от Вуда акции, а также собственные средства. Тарабакину пришлось занимать у Фиалы, чтобы получить долю в бизнесе. В целом на организацию Dragon ушло свыше $1 млн.

Некоторые считают, что, открыв Dragon и забрав себе большинство клиентов Wood & Со, Фиала раз­валил украинский бизнес своего бывшего работодателя. Томаш не от­рицает, что переманил в компанию ключевых сотрудников и клиентов. Впрочем, Иван Компан, работавший с Фиалой в Wood & Со, уверен, что Вуд закрыл бы украинский бизнес в любом случае. «В течение года были закрыты почти все подраз­деления — в Варшаве, Стамбуле,

Будапеште, Лондоне, остался только офис в Праге», — рассказывает Компан. В 2001 году Вуд продал Wood & Со ее менеджерам и занялся гостиничным бизнесом в Канаде. Давать комментарии для этой статьи он отказался.

Через несколько месяцев после открытия Dragon вышел в лидеры по объемам торгов на бирже ПФТС. По словам Компана, большая заслуга в этом принадлежит Майклу Сито, отвечавшему за продажи. У Фиалы было видение и стратегия развития компании, он умел организовать людей, наладить внутренние процес­сы, но без Сито и клиентов, которых он привел с собой, Dragon просто не состоялся бы. Впрочем, клиентов было не так много, всего около десят­ка фондов, специализировавшихся на Украине.

Партнерство Сито и Фиалы было недолгим: в 2001 году американец уехал в Москву работать в «Тройке Диалог», а затем пустился в свобод­ное плавание — открыл несколько фондов, инвестирующих в России и Украине.

Никакой ссоры с Сито не было — просто разошлись в видении бизнеса, настаивает Фиала. Для Сито было важно развивать торговлю акциями, тогда как Фиала предпочитал скупку дешевой недвижимости. Сито от­казался комментировать свою работу в Dragon: «Пусть прошлое останется в прошлом».

Уход Сито стал ударом для компа­нии. Проблема заключалась не только в том, что Dragon остался без чело­века, способного продать снег зимой. Расчет на быстрое возвращение инве­сторов оказался ошибочным. Украину сотрясали политические скандалы, экономический рост был вялым. В отличие от других инвесткомпаний, в начале 2000-х активно скупавших акции в интересах отечественных бизнес-групп, Dragon практически не работал на олигархов — у Фиалы просто не было на них выхода.

Основным источником дохода для Dragon стали спекуляции с недви­жимостью. Компания по дешевке ску­пала акции у сотрудников киевских предприятий (к примеру, обувной или книжной фабрики). Естественно шить ботинки или выпускать книги никто не собирался. Предприятия были ценны огромными земельными участками.

Фиала был уверен: скоро в Киеве по образцу Москвы, Праги и Варшавы начнется массовая за­стройка деловыми, торговыми и раз­влекательными центрами. Подержав немного объект, он перепродавал его. Доходность от спекуляций достига­ла 1000%: киевская недвижимость, особенно нежилая, все еще стоила ко­пейки. В 2003 году квартиру в центре Киева площадью 87 кв. м можно было купить за $50 000. Киевская обувная фабрика на Лукьяновке площадью 30 000 кв. м обошлась Фиале с пар­тнерами всего в $350 000. Правда, в отличие от других объектов, эту площадку Dragon не стал продавать, а построил там бизнес-центр.

Параллельно Dragon развивал традиционный инвестбанкинг. Олег Шейко, приехавший в 2005 году в Киев открывать местное подраз­деление «Тройки Диалог», говорит, что подразделение Dragon, занимав­шееся слияниями и поглощениями, было тогда одним из сильнейших на рынке. Dragon скупал акции украинских предприятий в инте­ресах SUN Interbrew, Efes, CRH и HeidelbergCement, консультировал Bonduelle, «Перекресток» и Dirol Cadbury. В 2005 году Dragon занялся частными размещениями (private placement) — продажей минори­тарных пакетов акций украинских компаний западным инвесторам.

Частные размещения стали вы­годной альтернативой IPO, о кото­рых было тогда много разговоров. Приготовления к таким сделкам длились два-три месяца, тогда как IPO в Лондоне нужно было готовить минимум год, да и расходы компаний на организацию частных размеще­ний были несопоставимо меньшими. Иностранцы снова охотно вкладывали в Украину, считая наши компании сильно недооцененными по сравне­нию с аналогичными предприятиями за рубежом.

В кризис менеджеры инвестфон- дов поминали Dragon незлым тихим словом. Инвесткомпания участвовала в частных размещениях Родовид банка, Надра банка. Банки рухнули. Инвестиции шведского фонда East Capital в Надра банк (6,6% акций) зависли, и его менеджеры уже по­теряли всякую надежду когда-либо продать их. Впрочем, по словам стар­шего советника East Capital Марго Джейкобе, в сделке по Надра банку Dragon только размещал акции среди своих клиентов. Оценкой и юри­дическим сопровождением сделки занимался HSBC.

КРИЗИС 2008-ГО ЗАСТАЛ Фиалу врасплох. «Нас сбила с толку инвестиция Goldman Sachs», — гово­рит он. В конце 2007-го американский инвестбанк купил пакет акций Dragon. Фиала решил, что крупнейший в мире инвестбанк не будет инвестировать в Украину, если есть серьезная угроза кризиса. Два участника рынка рассказали Forbes, ссылаясь на слова Фиалы, что Goldman оценила его компанию в $1 млрд. Сам Фиала категорически отказывается раскрывать подробно­сти сделки.

Полученные от Goldman Sachs деньги Dragon направил на покупку почти 50% акций компании «Чумак» (еще около 20% акций приобрел East Capital) и инвестировал в недвижи­мость. А осенью 2008-го, когда на фи­нансовых рынках наступил коллапс, Dragon, как и его конкуренты, начал резать расходы. Уменьшил админи­стративные затраты в два раза, инве­стиции заморозил. Фиала гордится тем, что в отличие от конкурентов, уволивших половину персонала, ограничился сокращением штата на 15%. К концу 2008-го Dragon подошел с кое-каким запасом на­личных: на счетах ООО СП Dragon Capital оставалось 20 млн гривен. И это не считая денег кипрских компаний, входящих в группу Dragon (конкретные суммы Фиала не рас­крывает). Финансист рассчитывал протянуть какое-то время за счет этих средств.

Но компанию спасло не со­кращение расходов. В отличие от большинства украинских и за­рубежных инвестбанков, Dragon никогда не торговал с плечом, то есть не инвестировал в акции заемные деньги. Максимум, что позволяла себе компания, — одно-двухдневный овердрафт в банке. Да и сам Фиала никогда не жил в долг: все личное имущество — автомобиль, квартиру, дом в Конча-Заспе — он приобрел на заработанные деньги. «Не по­нимаю, как можно строить бизнес на кредитах, когда в стране каж­дые пять лет случается кризис, — удивляется Тарабакин. — Это же не Газпром».

Фиала никогда не отличался рас­точительностью: даже в период бума на фондовом рынке фирма не пере­плачивала своим специалистам, не выдавала сумасшедших бонусов и почти не тратилась на маркетинг и рекламу. Для сравнения: инве­стиционная компания Concorde Capital, которая в 2009-2010 годах была вынуждена провести глубокую реструктуризацию бизнеса, до кри­зиса выплачивала огромные бонусы даже простым инвестаналитикам (до $100 000 ежегодно), проводила пафосные имиджевые меропри­ятия и не скупилась на рекламу и маркетинг.

Фиала мотивировал персонал воз­можностью получить долю в капи­тале компании. Сейчас в Dragon 12 миноритарных партнеров, не счи­тая самого Фиалы, которому принад­лежит контроль, и Goldman Sachs. Правда, за 10 лет существования компании дивиденды выплачивались только дважды, прибыль оставалась в бизнесе. Доля в капитале влияет разве что на размер вознагражде­ний. «Тем не менее быть акцио­нером важно: более ответственно принимаешь решения», — говорит Тарабакин.

О скупости Фиалы ходят легенды. Бывшие сотрудники рассказывают такую историю. За пару лет до кри­зиса лучшим специалистам были предоставлены беспроцентные ссуды. В кризис Фиала разослал за­емщикам «письма счастья»: инвестбанкир ввел процент за пользование кредитом. Правда, ставка была небольшая, ниже рыночной.

В КРИЗИС ЦЕНЫ на недвижимость обва­лились, и Dragon с его вложениями в этот сектор крепко влип. Мощности компании DreamHouse, принадлежа­щей Dragon и рассчитанной на про­изводство 1000 индивидуальных домов в год, загружены всего на 10%. Но Фиала продолжает вкладывать в недвижимость и смежные отрас­ли — производство стройматериалов и торговлю ими. «Мы оптимизиро­вали расходы и теперь производим дома очень дешево», — говорит он.

Последняя сделка Dragon на рынке недвижимости — покупка в конце прошлого года 35% акций компании Arricano Trading Ltd, владеющей недостроенными торговыми цен­трами в Киеве и других крупных городах Украины. Упорство, достой­ное лучшего применения? Ничего подобного, уверен Фиала: если не привлекать кредитов, недвижи­мость — очень выгодный бизнес.

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=138

Опубликовано: admin on Июн 11 2009. Рубрика Собственность. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...