|

«Кодексом защищен тот, у кого есть мозги»

Каха БендукидзеПравительство Украины собирается переписать Кодекс законов о труде, унаследованный от советских времен. Кодекс не защищает ни работников, ни инвесторов, объясняет вице-премьер Сергей Тигипко. Похожая ситуация пять лет назад была в Грузии. К грузинскому опыту стоит присмотреться: с 2007 года рынок труда в этой стране признается одним из самых свободных в мире. Konkretika.com публикует журнальный вариант книги экономиста Ларисы Бураковой «Почему у Грузии получилось», которую готовит к публикации московское издательство «Альпина Бизнес Букс»

Архитектор грузинских экономических преобра­зований Каха Бендукидзе признает: трудовыми отноше­ниями команда реформаторов поначалу заниматься не собиралась. Трудовой кодекс, действовавший в 2005 году, был подновленной версией советского, но у реформаторов и так работы хватало: дерегулирование, при­ватизация, радикальная перестройка государственного аппарата. «Поскольку старый кодекс не выполнялся, то я, честно говоря, особо даже не волновал­ся», — говорит Бендукидзе.

Все изменил случай. Генеральный прокурор Зураб Адеишвили считал не­правильным, что трудовые отношения регулируются еще советскими нормами, и инициировал подготовку нового кодек­са. Летом 2005 года юридический комитет грузинского парламента вместе с консультантами из Евросоюза

представил свой проект. «Когда Адеишвили показали результат, он понял, что произошло что-то ужасное: проект оказался левее существовавшего кодек­са», — вспоминает Бендукидзе. И тогда Адеишвили попросил главного реформа­тора взять эту работу на себя.

Первый вариант кодекса, подготовлен­ный командой Бендукидзе, был представ­лен парламенту в ноябре 2005 года. Но проект завернули как слишком либе­ральный. Реформа трудовых отношений оказалась одной из немногих грузинских реформ, которым сопутствовало активное публичное обсуждение на стадии под­готовки законопроекта. Профсоюзы вы­водили людей на акции протеста. Кодекс горячо критиковали в ток-шоу. Тем вре­менем команда Бендукидзе дорабатывала проект и искала союзников в депутатском корпусе. В марте 2006 года новый вариант кодекса был внесен в парламент, а в мае получил статус закона.

ПЛОД ТРУДА реформаторов уместился на пятнадцати страни­цах. Основной принцип кодекса — равенство обеих сторон трудовых отношений. Главным инструментом регулирова­ния отношений работодателя и ра­ботника стал контракт. Стороны сами договариваются об условиях работы, ее продолжительности, оплате, льготах. Государство регули­рует лишь не учтенные договором пункты. Для обеспечения равенства сторон индивидуальный договор получил преимущество над коллек­тивным. Международная организа­ция труда (МОТ), действующая под эгидой Организации Объединенных Наций, придерживается противопо­ложной точки зрения.

Реформа упрощает жизнь как работодателям, не стесняя их государственным регулировани­ем, так и работникам, открывая возможность выбора приемлемых для них условий труда. Например, в Аджарии в радиусе 10 км от Батуми работают четыре швей­ные фабрики. Все они принадле­жат разным владельцам и платят сотрудникам по-разному. Льготы для работников тоже разные: бес­платная столовая, бесплатный врач и так далее.

Определяющим фактором в ор­ганизации работы становятся требования европейских заказ­чиков. Аудиторы от компании Marks & Spencer, для которой шьют изделия на Batumitex, один- два раза в год приезжают на фабри­ку с проверкой. Несоответствие европейским требованиям к усло­виям труда грозит лишением за­каза. Так что директор предприятия четко следит за соблюдением стан­дартов, а не ищет лазеек в трудовом законодательстве.

Многие социальные гарантии упразднены. Например, отменен минимальный уровень оплаты

труда, как и обязательная доплата за сверхурочную работу. Впрочем, некоторые гарантии остались. Кодекс ограничивает наем детей и беременных на тяжелую работу, гарантирует двухнедельный от­пуск, безопасность рабочего места, отпуск по беременности, причем воспользоваться им стало даже про­ще. По старому трудовому зако­нодательству на декретный отпуск отводилось 126 календарных дней, причем четко было установлено,что можно взять два месяца до родов и два месяца после. По ново­му закону женщина вправе сама определять, когда брать четыре ме­сяца отпуска.Кодекс ликвидировал монопо­лию профсоюзов при заключении коллективного договора. Теперь это не обязательно договор между профсоюзом и работодателем. Работнику предоставляется свобода выбора: наравне с профсоюзами можно вступать в так называе­мые общественные ассоциации. Никаких ограничений на числен­ность участников не существует: даже два сотрудника могут образо­вать ассоциацию, уполномоченную вести переговоры с работодателем. Таким образом, законно бастовать могут теперь даже два работника предприятия.

На одной из батумских швей­ных фабрик — Batumitex про­фсоюз есть. В нем состоит около 80% сотрудников. Глава компании Давид Джинчарадзе считает, что наличие профсоюза и коллектив­ного договора формирует класс лояльных работников, поэтому всячески приветствует эту ини­циативу на своем предприятии. Другая аджарская фабрика — ВТМ Textile Ltd, не видя в про­фсоюзах надобности, предпочитает разрешать конфликтные ситуации в индивидуальном порядке.

Принципиальные изменения коснулись и процедуры увольнения. Реформаторы отменили обязан­ность работодателя предупреждать увольняемого сотрудника о своем решении за месяц. Если сотрудник хочет уволиться, он обязан сооб­щить об этом своему руководству за месяц, если же его увольняют, то предварительное уведомление не требуется (выплачивается выходное пособие в размере одной зарпла­ты). Реформаторы рассуждали так: работник, зная, что через месяц он будет уволен, может целенаправ­ленно принести организации много вреда, а при новом положении дел бизнес фактически от этого застрахован.

Однако закон лишь дает свобо­ду воспользоваться этим правом. Многие работодатели предпочита­ют предупреждать своих сотрудни­ков об увольнении заранее. «Если сотрудник будет все время опасать­ся, что за любую оплошность его могут уволить без всякого пред­упреждения, он не будет добросо­вестным работником», — полагает Джинчарадзе, который руководит Batumitex.

Кодекс узаконил устный контракт. Конечно, это самый рисковый вид контракта, и в случае судеб­ного разбирательства все равно надо будет представлять какие-то доказательства существовавшей договоренности, например ис­кать свидетелей. Но дело в том, что новый кодекс просто зафик­сировал уже существовавшую до этого практику. Лучше асфальти­ровать протоптанные дорожки, чем огораживать газон, нарушая привычные маршруты. В частном секторе люди и раньше жили по своим правилам. Так, практически все таксисты работали по устному контракту, мало беспокоясь о том, что это незаконно.

Трудовой кодекс касается только коммерческого сектора: государ­ственный сектор регулируется отдельным законом, который пока переписать не удается. Вато Лежава, бывший заместитель Бендукидзе в Министерстве эко­номического развития, объясняет это так: «Есть идеологическое сопротивление со стороны неко­торых депутатов, которые думают, что у нас должна быть «немецко- советская солдатская» система бюрократии: растешь от «младшего лейтенанта» до «генерала». Но у многих в исполнительной власти есть идея сделать эту систему более похожей на корпоративную. Если человек подходит для определен­ной должности, ему не надо быть десять лет «прапорщиком», чтобы дорасти до «генерала». То есть не карьерная система, а меритокра- тия». Новый кодекс уже написан, но провести его через парламент пока не получается.

«Этот закон, конечно, один из лучших среди тех, что мы написали. Такой простой, по­нятный, короткий, — гордится Бендукидзе. — Я думаю, что это вообще одна из самых радикаль­ных реформ, которые когда-либо проводились в этой сфере в мире». С 2007-го Heritage Foundation в рейтинге экономической свобо­ды ставит Грузию на первые места в мире по показателю «свобода трудовых отношений». В 2005 году, когда этот показатель был рас­считан впервые, страна была 52-й. Реальная заработная плата в ус­ловиях нового Трудового кодекса растет быстрее, чем раньше.

Средняя заработная плата в дол­ларовом выражении в 2008 году составила $359, тогда как в 2003-м — $59. Однако до сих пор многие работники в Грузии не вполне осознают взаимосвязь их собственного финансового положения с изменениями в трудо­вом законодательстве. Для тех кто занимается вкладами своих сбережений можно посмотреть отзывы о банках России и СНГ. В то время как инвесторы эти изменения по­нимают. И новый Трудовой кодекс является далеко не последним критерием при принятии решения о вложении денег в экономику Грузии, что в конечном итоге отра­жается на жизни каждого гражда­нина страны.

Даже в послевоенном кризисном 2009 году прямые иностранные инвестиции, снизившись втрое по сравнению с рекордным 2007-м, были почти вдвое выше, чем в 2003-м. Какие реформы способ­ствовали этому в большей степени? Наверное, дело именно в том,что перемены не останавливаются и идут по всем направлениям.

С 2007 года Объединенные профсоюзы Грузии при активном участии МОТ продвигают идею внесения поправок в либеральный Трудовой кодекс. Главная претен­зия МОТ — принцип главенства контракта над законом, а имен­но — законодательно закрепленное положение о сокращении прав тру­дящихся, зафиксированное в трудо­вом контракте. Однако в Трудовом кодексе речь идет не только о ра­ботнике, это правило распространя­ется и на работодателя — контракт заключается при обоюдном согла­сии обеих сторон трудовых отноше­ний. По закону фундаменталь­ные права и сво­боды человека не могут быть ущемлены: предполагаемое сокращение прав касается исключительно экономической и коммерческой сфер.

«Не стоит питать иллюзию, что работодатель больше защищен, чем работники. Кодексом защищен тот, у кого есть мозги», — говорит Тамта Отиашвили, участвовавшая в разработке кодекса. Тем не менее Еврокомиссия и МОТ признали грузинский Трудовой кодекс дис­криминационным по отношению к профсоюзам и обратились к пра­вительству с просьбой изменить его под угрозой лишения преференций в торговле с ЕС.

Иозеф Ниемец, секретарь Европейской конфедерации проф­союзов, предупреждает: «Участие Грузии в обобщенной системе пре­ференций в торговле с ЕС может быть приостановлено, поскольку Трудовой кодекс, действующий в этой стране, нарушает права чело­века, на основании которых постро­ена данная система преференций».

Либералы воспринимают стремле­ние изменить Трудовой кодекс как работу на публику: политическая ситуация в Грузии неспокойная, работодателей мало, а работников по-прежнему много — профсоюзы усиливают активность в надежде вернуть себе утраченные полномо­чия. Авторы действующего кодекса сохраняют оптимизм и уверены, что либеральные принципы, заложен­ные в основу закона, останутся непоколебимы.

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=153

Опубликовано: admin on Июл 21 2009. Рубрика Собственность. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...