|

Кто может стать предпринимателем

Петр ЧернышовПрофессор бизнес-школы INSEAD Станислав Шекшня и гендиректор пивной компании «Славутич» Петр Чернышов о риске, ответственности и возможностях для успешного начала своего дела в Украине. Владимир Федорин, Влад Головин

Чем отличается предприниматель от рядового человека? Можно ли предпринимательству научить? Есть ли в Украине потенциал для создания успешных предпринимательских компаний? Обычно такие вопросы задаются непосредственным носителям предпринимательских навыков — серийным стартаперам или, на худой конец, людям, построившим бизнес с нуля. Но konkretika.com рассудила, что говорить о слонах лучше все же не со слонами, а с теми, кто наблюдает за повадками этих крупных млекопитающих со стороны. Для профессора предпринимательства одной из ведущих европейских бизнес-школ, консультанта Станислава Шекшни, как и для руководителя пивного бизнеса Carlsberg Group в Украине Петра Чернышова, предпринимательство — это смежная профессия, о которой они могут судить трезво, без злопыхательства, но и без розовых очков.

Konkretika: Некоторые исследователи считают, что склонность к предпринимательству и риску обусловлена генетически. Британский экономист Дипак Лал в одной из своих книг приводит такую цифру: только у 0,67% людей имеется ген, обеспечивающий повышенную терпимость к риску. Возникает вопрос: можно ли научить предпринимательству? Станислав Шекшня: Давайте сначала разберемся, что такое предпринимательство и как оценить эффективность предпринимателя. Считается, что люди становятся предпринимателями для того, чтобы заработать много денег. Однако исследования, проводившиеся в бизнес-школе INSEAD, говорят о другом. Мы сравнивали два типа наших выпускников — выбравших предпринимательскую карьеру и работу по найму. Критерием были суммарные заработки за всю жизнь. Оказалось, что наемные менеджеры зарабатывают в среднем в три раза больше, чем предприниматели. Так что, если вы хотите заработать много денег, не нужно становиться предпринимателем, а нужно идти работать по найму.

Петр Чернышев: Давайте подробнее сравним два вида деятельности — предпринимательскую и управляющего в крупной компании. Как устроен менеджер? Ему ставят цели, и у него есть средства их достижения — рабочая сила, ресурсы, маркетинг, бюджет. Он должен с помощью этих средств достичь заданных целей. У предпринимателя тоже есть некий набор ресурсов, но цель он выбирает сам. С.Ш.: По сути, предпринимательство — это создание такой комбинации ресурсов, из которой возникает какая-то новая ценность, признаваемая внешним миром. Перефразируя то, что сказал Петр, предприниматель — это человек, который умело использует не только те ресурсы, которые ему принадлежат, но и те, которые не находятся в его непосредственном распоряжении.

K: И все же можно ли предпринимательству научиться? С.Ш.: Можно ли научиться эффективному менеджменту вне зависимости от того, работаешь ли ты на себя или на компанию? На мой взгляд, когда человек начинает задумываться, не открыть ли ему собственное дело, у него уже сформирована примерно половина характеристик эффективного бизнес-лидера. Еще примерно половину он развивает в себе в дальнейшем. Какие навыки нужны предпринимателю? Первое — понимание среды, в которой он работает, и основных составляющих бизнеса. Второе — soft skills, все, что касается умения взаимодействовать с другими людьми. И третье — социальный капитал, те люди, которых ты знаешь. Все эти три вещи можно развивать. И в этом смысле предпринимательству можно и нужно учиться.

K: Назовите самые распространенные ошибочные суждения о предпринимательстве. П.Ч.: Есть мнение, что предприниматели — особая порода людей, которая почему-то сильно любит риск. Я с этим принципиально не согласен. На самом деле предприниматель всеми силами пытается избежать риска, потому что чувствует ответственность за себя, семью, сотрудников. К риску стремятся скорее безответственные люди.

Миф номер два: у предпринимателя планка этических норм ниже, чем у других людей. Это неправда. Если ты владеешь собственностью, то отвечаешь за свои слова. И наоборот, люди, которые ничего не имеют, не привыкли отвечать. Сегодня пообещал, завтра не выполнил — что у такого отнимешь?

С.Ш.: Есть еще представление о том, что только человек со связями может стать успешным предпринимателем. На самом деле истории многих предпринимателей говорят о том, что свой социальный капитал они создавали уже после того, как начали карьеру.

K: Давайте нарисуем словесный портрет предпринимателя. Это человек, который умеет хорошо комбинировать ресурсы, улавливать спрос на новый продукт, брать на себя ответственность. Что бы вы добавили к такому описанию? С.Ш.: В предпринимательской теории есть такое базовое понятие, как opportunity, —возможность, которая существует во внешней среде. Предприниматель не похож на среднестатистического человека тем, что видит эти возможности. Причем, в отличие от любого топ-менеджера, ему не нужно внешнее одобрение. Он сам решает: мне с этим комфортно и я это делаю. В то же время ему легко отказаться от первоначального курса.

K: Потому что он оппортунист… С.Ш.: Он оппортунист по отношению и к своему продукту, и к своей стратегии. Попробовали, не получилось, давайте скорректируем. А менеджер будет долго идти, пока все не развалится.

П.Ч.: Однажды в бизнес-школе IESE нас попросили расшифровать аббревиатуру CIMITYM. Никто не смог. Оказалось — Cash is more important than your mother (Кэш важнее родной матери). Именно это должно быть главной установкой предпринимателя. Он легко меняет цели, потому что видит — там есть кэшфлоу, а там нет, у него нет никакого фанатизма в продукте.

С.Ш.: Меня тоже учили в бизнес-школе, что кэш — это король.

На самом деле всех тех, кто занимается предпринимательством, можно разделить на четыре категории. Первые — фанатики продукта. Это люди, которые влюблены в свою технологию или товар. Вторая категория — «транзакторы», о которых говорил Петр. Им неважно, чем и где заниматься, если это приносит деньги. Третья — «строители империй». Им важно, чтобы их имя было на самом высоком небоскребе в Америке. И ради этого они будут заниматься тем видом деятельности, который их к этому приведет. Президент Альфа-Банка Петр Авен рассказывал, что они с партнерами рано поняли: с точки зрения временных затрат нет разницы, каким бизнесом заниматься — малым или крупным. И есть четвертая категория, которая в развитых странах становится все больше, — это лайфстайл-предпри-ниматели. Они хотят заниматься тем, что им интересно, в тех масштабах, которые они сами контролируют. Бизнес должен приносить им комфортный доход, но ради его процветания они не готовы идти на громадные жертвы.

K: А как вы прокомментируете такое суждение: в основе успешного бизнеса всегда лежит яркая и оригинальная идея?

С.Ш.: Оно верно в том случае, если это яркая и оригинальная идея для того контекста, в котором происходит предпринимательская деятельность. Но в 90% случаев это не новая идея. П.Ч.: Я согласен со Станиславом. Когда мы говорим «предпринимательство», все сразу начинают думать о Facebook, Skype, модных вещах, высокотехнологичных или кардинально новых идеях. Однако большинство предпринимателей делают то, что было уже кем-то сделано в другом месте или в другое время. Они открывают рестораны, обувные мастерские, транспортные компании. На самом деле именно они создают основную массу добавленной стоимости в экономике. Что нового может быть в идее открыть пиццерию в спальном районе? Ничего, кроме того что именно в этом районе на нее есть спрос. Идея не обязательно должна быть яркой — она должна быть подходящей для этого контекста.

K: Чем подход к ведению бизнеса в Украине отличается от российского?

П.Ч.: В России очень сильно сознание принадлежности к великой стране. Там есть стереотип: нам все завидуют и хотят нас обидеть. В Украине ничего такого нет. И у людей остается время на то, чтобы заниматься чем-то полезным. Украинцы менее конфликтны, они изначально настроены на то, чтобы договариваться. В России больше агрессии. А здесь люди более компромиссны, они понимают, что не надо ломиться вперед как трактор. С.Ш.: Я согласен с тем, что здесь более высока ориентация на сотрудничество. Люди могут не сделать того, что пообещали, но не из-за злого умысла, а из-за расслабленности. Однако есть и общее: чрезмерно большая роль первого лица. П.Ч.: В скандинавских компаниях, в которых я работал, люди иногда вообще не знают, кто у них первое лицо. Скорее всего, в Украине и России все испортил СССР с его большими и маленькими культами. Если от секретаря обкома зависит твоя жизнь, то он, наверное, важен.

K: Часто приходится слышать, что сегодня начинать новый бизнес труднее, чем, например, в 1990-х. Может, это как раз тот случай, когда нужно выходить на рынок и открывать свой проект? Недаром же говорят, что акции нужно покупать тогда, когда на улицах льется кровь. П.Ч.: По уровню конкуренции Украине еще очень далеко до любой развитой страны. Так что для роста бизнеса есть все объективные основания. Некоторое преимущество имеют те люди, которые чаще ездят за границу, могут посмотреть, что и как там делается.

С.Ш.: Пространства и возможностей для предпринимательства очень много. Это, кстати, относится и к владельцам больших компаний, которым стоит пошире открыть глаза и сделать предпринимательство частью своей повестки дня.

K: В России предпринимательство вышло из моды: молодежь стремится в чиновники или прокуроры. Наблюдается ли аналогичный спад в Украине?

П.Ч.: Я не вижу в Украине спада. В отличие от России, здесь нет таких природных ресурсов, которые решали бы все экономические проблемы. Людям приходится крутиться и думать о том, как улучшить свою жизнь. С.Ш.: Мне кажется, что в Украине очень много предпринимательских возможностей. Здесь менее избалованная рабочая сила. Самое главное — тут еще не произошло того, что случилось в России: сращивания с государством не только экономики, но и общества. Еще один фактор, который способствует предпринимательству в Украине, — отсутствие таких гигантов, как «Газпром».

K: Считаете ли вы передел собственности главной опасностью для предпринимательства в Украине? С.Ш.: Мне кажется, есть более существенная проблема. Я пока не вижу никакого корпоративного предпринимательства. Украинские компании в основном управляются по вертикали, работают в формате «как бы чего не случилось». Еще один тревожный симптом — здесь нет прорывного предпринимательства, когда не просто адаптируется что-то, подсмотренное у соседа, а создается что-то принципиально новое — запускается ракета в космос, открывается Google, разрабатываются новые лекарства. П.Ч.: Напрашивается ответ о коррупции, но такой ответ будет неправдой. Коррупция — это тип социальных отношений, в которых так или иначе участвуют все. Более важная проблема и для Украины, и для России — незащищенность интеллектуальной собственности. Это принципиальное препятствие для предпринимательства. Если я не уверен, что останусь хозяином своей идеи, то зачем я буду что-то затевать?

K: Иначе говоря, передел собственности, признаки которого мы наблюдаем в Украине, не является самым существенным барьером для появления новых бизнесов. С.Ш.: Я не думаю, что угроза передела собственности серьезно ограничи-вает предпринимательство. Об этом факторе люди начинают задумываться уже после того, как что-то построили. Вряд ли 25-летний человек, задумывающийся о создании собственной компании, принимает этот риск во внимание.

K.: Есть ли в Украине молодые компании, опыт которых стоило бы изучать в бизнес-школах? П.Ч.: Я знаю украинскую компанию, которая стала номером один в мире. Ее основатель — харьковчанин Игорь Гуменный нанял инженеров с оборонных предприятий и поручил им спроектировать охладитель для автоматов по розливу пива. Требование было одно: охладитель должен быть дешевле импортных аналогов. Гуменный вытеснил с рынка конкурентов из Англии и Италии и стал мировым лидером но продаже охладителей. Второй его бизнес — холодильники для торговых точек. Оборот компании — около $330 млн.

F. Станислав, вы сетуете на то, что в крупных украинских компаниях нет предпринимательства. А зачем оно вообще нужно, если бизнес и так приносит хорошую прибыль?

С.Ш.: В качестве примера я привел бы несколько крупных компаний, в которых предпринимательство развивается. Это и Google, и «Альфа-Групп», и General Electric. В их бизнесе есть главное направление, обеспечивающее операционную устойчивость, и есть портфель опций.

В компаниях знают заранее, что из девяти опций девять умрут. Но они идут на то, чтобы эти опции растить, вкладывать в них деньги и таланты, потому что в какой-то момент одна из опций заменит главный бизнес. Американская компания GE существует более 130 лет, когда-то основным источником доходов для нее были электрические лампочки и холодильники. Кто-нибудь воспринимает сегодня GE как производителя лампочек?

П.Ч.: Главное свойство любой большой компании в том, что она принимает решения только тогда, когда нет другого выхода. Д^пя чего на самом деле заседают советы директоров? Чтобы понять, как бы им не принимать никаких решений. Процесс принятия решения превращается в процесс затягивания принятия решений.

В таких корпорациях менеджеры изо дня в день борются за то, чтобы оставаться в зоне комфорта. Задача предпринимателя в данной ситуации — вытолкнуть менеджера из этой зоны. Такие компании очень сильно проигрывают тем, где по каким-то причинам завелись предприниматели, готовые принимать решения.

K: По причине несовершенства корпоративных процедур в некоторых крупных компаниях завелись предприниматели… С.Ш.: Есть очаги, куда проникла зараза предпринимательства. П.Ч.: Приведу необычный для нашей компании пример. Три года назад мы без разрешения главного офиса вывели на рынок новый для нас продукт — квас. Сейчас мы номер один на рынке с долей 34%. С.Ш.: Здорово.

K: И что самое главное вы не открыли ничего нового. Что может быть банальнее, чем идея выпускать квас?

П.Ч.: Мы не создали ничего принципиально нового. Но запустить производство и маркетинговый процесс тоже довольно сложно. Если бы мы ждали разрешения, то старт занял бы два года, а мы управились за три месяца.

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=226

Опубликовано: admin on Ноя 10 2009. Рубрика Эксклюзив. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...