|

Пока не кончилась нефть

Кристоф де МаржериГлава французской Total Кристоф де Маржери уверен, что вскоре наращивать добычу нефти станет невозможно. Он дружит с тиранами, бурит глубоководные скважины — в общем, делает все, чтобы обеспечить своей компании доступ к черному золоту

ОН, КАК ВСЕГДА, опаздывает. В этот раз — на завтрак с репорте­ром Forbes в отеле Four Seasons в Манхэттене. Наконец президент французско­го нефтегазового гиганта Total Кристоф де Маржери спускается из своего номера — без галстука, пиджака и извинений. Однажды, опоздав на два часа на встречу с министром энергетики Катара, де Маржери упал на колени, чтобы загладить вину. (Сегодня в Катаре работает крупный завод Total по производству сжиженного природ­ного газа.) На человека, которого сотрудники называют «Большие Усы», трудно обижаться. Прозвище напрашивается само собой — пыш­ные усы доминируют на круглом лице де Маржери, который похож на жизнерадостного хозяина пре­успевающей пивной.

В отличие от своих немного­словных конкурентов, например гендиректора Exxon Mobil Рекса Тиллерсона, де Маржери весьма разговорчив. Он с ходу и без оби­няков заявляет, что запасы нефти в мире скоро иссякнут и пока он руководит Total, компания будет заключать договоры с кем угодно (хоть с дьяволом), лишь бы добыча не остановилась. Удачные контрак­ты он обмывает односолодовым скотчем. Для него это своего рода бунт против семейного наследия: дедушка Кристофа был основателем

Taittinger Group — одного из самых известных в мире производителей шампанского. Де Маржери мог быть королем брюта. Но он стал принцем «крюда» — сырой нефти и послом «доброй воли» в странах с диктаторскими режимами.

В адресной книге его телефо­на — номера диктаторов и тиранов, коррумпированных чиновников, президентов и премьер-мини­стров. В прошлом году де Маржери встречался с президентами Экваториальной Гвинеи, Йемена, Конго и Туркменистана, вице-пре­зидентом Анголы, министром энергетики Южного Судана.. Но самый важный среди его собесед­ников — премьер-министр России Владимир Путин. Total либо уже ведет нефтегазовые проекты на территории этих стран, либо толь­ко договаривается об их начале. «Приятно быть главным, — говорит с легким акцентом де Маржери. — Можно путешествовать и встречать­ся с важными людьми».

Даже если эти люди не слишком приятны? «Да, черт возьми! — восклицает он. — Потому что у нас нет своей нефти и газа. Где американские компании нашли первые нефть и газ? Все — здесь, в Соединенных Штатах, а не во Франции. Вот почему французские компании всегда ищут партнеров».

Да, поэтому. И еще потому, что де Маржери — один из немногих пессимистов среди топ-менеджеров

энергетических корпораций. Через несколько лет, уверен он, добы­ча нефти возрастет с нынешних 88 млн баррелей в день до 95 млн, после чего никакие инвестиции или инновации не позволят нарастить добычу. «Доступной энергии будет недостаточно», — прогнозирует де Маржери. Это приведет к замет­ному повышению цен, обогащению государственных нефтяных компа­ний (ГНК) и укреплению власти тех малосимпатичных личностей, которые контролируют ГНК, а вме­сте с ними 70% мировых нефтега­зовых запасов. «Как предотвратить глобальный энергетический кризис? — задается вопросом де Маржери. — Сидеть сложа руки? Или использовать любой доступный источник, включая угольную, сол­нечную и ядерную энергию?».

В поисках источников «Большие Усы» делал все, чтобы Total при­сутствовала буквально в каждом уголке земного шара. Вначале — в должности директора по разведке и добыче, а с 2007 года — в ка­честве президента корпорации. И деспоты с тиранами — далеко не главная трудность, есть еще по­литические и финансовые риски. В подвешенном состоянии находит­ся совместный геологоразведочный проект Total с компанией Cobalt International Energy. Из-за проте­стов защитников природы приоста­новлена разработка месторождений, которой Total занималась вместе с американским газовым гигантом Chesapeake Energy. А в них уже вложено $2,25 млрд. «Зеленые» пытаются остановить строительство трубопроводов, по которым нефть из Канады должна поступать на нефтеперерабатывающие заво­ды в США. На скупку канадских месторождений Total потратила $5 млрд. В 2009 году корпорация приобрела 50% American Shale Oil (AMSO), которая ищет способ выжать нефть из скал в Колорадо, но природоохранной организа­ции Sierra Club и это очень не понравилось.

Возможно, все разговоры де Маржери о том, что нефть скоро за­кончится, — только оправдание по­литики Total. В 2004 году компания достигла исторического максимума добычи углеводородов — 2,75 млн баррелей в нефтяном эквиваленте в день, но с тех пор объемы посто­янно снижаются. К 2009 году добы­ча упала до самой низкой отметки за девять лет и застыла на уровне около 2,5 млн баррелей в день. По словам аналитика Освальда Клинта из Bernstein Research, в начале де­сятилетия Total возлагала слишком большие надежды на свои проекты в Нигерии и Анголе. Другой ошиб­кой был расчет на то, что мировое сообщество не будет возражать про­тив участия компании в разработке новых месторождений в Иране.

Total слишком поздно отреаги­ровала на скачок нефтяных цен в 2004 году. Ее геологи продолжали искать нефть по $30 за баррель, игнорируя более сложные ме­сторождения с себестоимостью $70, потому что считали рост цен краткосрочным. С 2006-го Total бурила все меньше новых сква­жин, отдача от старых падала. В 2010 году Deutsche Bank подсчи­тал, что рентабельность вложенного капитала у Total составляет 12%, тогда как у BP — 13%, у Chevron — 17%, у Exxon Mobil — 20%. Чистая прибыль компании в 2010 году равнялась $14 млрд. Неплохо, но не намного выше, чем в 2004-м. Ее ADR стоят сегодня $55. Столько же, сколько в 2005 году, и на 40% ниже, чем в 2008-м.

В 2010 году де Маржери резко из­менил стратегию. Total продала за $4 млрд месторождения в регионах, которые не считает для себя ключе­выми, — в Мексиканском заливе, Камеруне и Норвегии — и вложила $6 млрд в проекты, расположен­ные на более рискованных с по­литической и геологической точки зрения территориях. Дерзкий шаг. Президент Total признает, что ряд новых проектов начнут приносить прибыль не раньше, чем цены на нефть превысят $100 за баррель.

Любимый проект де Маржери — российский. Свои отношения с премьер-министром Владимиром Путиным и заместителем предсе­дателя правительства РФ Игорем Сечиным де Маржери называет «наиважнейшими». В 2007 году Total обошла конкурентов и стала главным партнером «Газпрома» в разработке Штокмановского мес­торождения — одного из крупней­ших в мире. Этот уголок Баренцева моря в 600 км от Мурманска содер­жит, по предварительным оценкам, более 3,9 трлн кубометров природ­ного газа. Total принадлежит в этом проекте 25%; обладающей богатым опытом работы в Арктике нор­вежской компании Statoil — 24%. Первый этап разработки потребует $15 млрд. На эти деньги нужно установить плавучие платформы и проложить подводный газопровод до берега.

Рискованное предприятие. А вдруг «Газпром» не утвердит проект? Некоторые аналитики уверены, что Россия предпочтет разрабатывать месторождения на полуострове Ямал. Они более удоб­ны с технической точки зрения, хотя и находятся дальше от рынка сбыта. По предварительным оцен­кам, на Ямале содержится 4 млрд баррелей нефти и 8,5 трлн кубоме­тров газа. Неплохой фронт работ. Чтобы остаться в игре, де Маржери прошлым летом встречался в Москве с Путиным. И когда пре­мьер похвалил инвестиции Total, де Маржери в ответ рассыпался в ре­верансах. «Наша политика в вашей стране, господин премьер-министр, кристально ясна, — заявил он. — У нас есть много партнеров и толь­ко один лидер. Только один лидер, не два». Француз сознательно добивался протекции на высоком уровне. Российская газодобываю­щая компания «Новатэк» и рань­ше убеждала Total инвестировать в разработку ямальских запасов $1 млрд, но француз поставил ус­ловие: только после того, как добро даст премьер-министр.

Второй фаворит де Маржери — Ангола. В Африке Total добывает треть своей нефти, больше, чем любой другой нефтяной гигант. Самые большие объемы компании обеспечивает Нигерия. Но там опасно. В 2010 году трое рабочих Total были похищены (позже — отпущены). Ангола не только спокойнее, но и перспективнее. Разработка новых глубоководных залежей нефти может за пять лет увеличить добычу Total в полтора раза: с 200 000 до 300 000 баррелей в день.

Доступ к ангольским богатствам достался Total дорогой ценой. В 1999-м Total купила за $54 млрд компанию Elf Aquitaine, которая открыла в Анголе новые залежи. Месторождение Жирассоль, на освоение которого Elf потрати­ла $4 млрд, стало первым про­ектом глубоководной добычи нефти в Западной Африке. Elf выдала на-гора не только нефть, но и грязное белье. Выяснилось, что топ-менеджеры Elf потратили $16 млн на взятки чиновникам Габона, Камеруна, Республики Конго и Анголы. Бывший предсе­датель совета директоров Elf Лоик Ле Флош-Прижан был приговорен к пяти годам тюрьмы за дачу взяток на сумму $300 мл^в 1980-90-х.

В Total считают эту историю преданьем старины глубокой. Месторождение Пазфлор в Анголе, расположенное на глубине 1,2 км, начнет давать 220 ООО баррелей нефти в день уже в этом году (40% этого объема приходится на Total). Технически это выглядит так: Total устанавливает на дне три полу­торатонных механизма и мощные насосные станции, чтобы отделять нефть от газа, прежде чем отпра­вить добытое на плавучую плат­форму массой 120 ООО т. Через два года Total планирует приступить к разработке еще более перспек­тивного месторождения — Клов. Разведка на глубине 2,7 км уже проведена, на освоение уйдет почти 10 лет. Йен Рейд, аналитик компа­нии Jefferies & Co., считает Анголу «бриллиантом в короне Total».

А вот Иран и Ирак — «терновый венец» Total. В 1990-х и Total, и Elf вели переговоры с окружени­ем Саддама Хусейна о разработке огромных месторождений Маджнун и Нахр бин Умар. В то время де Маржери отвечал в Total за разра­ботку и добычу и считался главным переговорщиком. Саддаму было туго из-за экономических санкций, и он был готов подписать кон­тракт с французами. Де Маржери остановился только в последний момент из-за угрозы международ­ного скандала. Тем не менее Total вывезла и продала довольно много иракской нефти в рамках про­граммы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». В 2006 году фран­цузская полиция допрашивала де Маржери, подозреваемого в при­частности к платежам, которые шли в «черную кассу» Хусейна. В про­шлом году Total наконец обосно­валась в Ираке, купив долю в 19% в месторождении Халфайя (запа­сы — 4 млрд баррелей нефти). Де Маржери назвал это «наполовину успехом, наполовину разочаровани­ем», поскольку прибыли от про­екта, 81% которого принадлежит китайской PetroChina, компания может и не увидеть. Расследование французских властей продолжается.

Иранская история свежее. В мар­те 2007 года, через месяц после вступления в должность президента Total, де Маржери был задержан французской полицией на 36 ча­сов. Следователи интересовались договором на $2 млрд, предполагав­шим разработку крупного газового месторождения в Персидском заливе. В интервью еженедельнику Petroleum Intelligence в 2007 году де Маржери подтвердил, что он санкционировал выплату $40 млн (за консультации и лоббирование) посредникам, предположительно работавшим в интересах бывшего иранского президента Али Акбара Рафсанджани и его сына.

Total отличилась и в Венесуэле, когда Уго Чавес национализировал нефтяные месторождения, которые разрабатывали международные корпорации. Exxon Mobil и Conoco подали иски против Венесуэлы на $10 млрд, а де Маржери решил поторговаться и согласился на $800 млн отступных от венесуэль­ского правительства. «Главное, что он все равно остался там, где масса неразработанных ресурсов», — говорит Уэйн Уилсон из ассоци­ации UHY Advisors, работавший с «ЮКОСом» после его конфиска­ции Кремлем.

Апологеты теории пиковой добычи, невзирая на трудно­сти, должны идти туда, где есть сырье. Total потратила $5 млрд на то, чтобы получить доступ к не­разработанным месторождениям в Канаде и на Мадагаскаре. Чтобы вывести их на проектный уро­вень — 250 ООО баррелей в день, потребуется десять лет и $20 млрд. По оценке банка Credit Suisse, ин­вестиции Total в новые месторож­дения окупятся, если нефть будет стоить не менее $85 за баррель.

Совсем другая история с Мексиканским заливом, на который у Total ушли годы без­результатного бурения. В 2009-м Total передала 80 перспективных глубоководных участков и $300 млн на бурильные работы Cobalt International Energy — никому не известной компании с нуле­выми доходами. Cobalt на скорую руку исследовал 120 собственных глубоководных участков и объ­единил их с полученными от Total. Французская компания получила 40%, Cobalt — 60%.

А потом произошла авария на нефтяной платформе Deepwater Horizon, которую эксплуатировала British Petroleum. Мексиканский залив стал одной из самых слож­ных нефтяных провинций в мире. До аварии максимальный штраф в случае разлива нефти по вине разработчика составлял $75 млн. Теперь неясно, смогут ли вообще нефтяники бурить скважины в за­ливе. В январе регулятор известил 13 компаний, включая Cobalt, о том, что бурение на участках, документы на которые были получены до аварии, может быть продолжено. Но для этого нефтя­никам нужно просчитать самые пессимистичные сценарии и потра­тить месяцы на природоохранные мероприятия.

Возможно, для получения разре­шения на работу в Мексиканском заливе Total придется стать старшим партнером в совместном проекте с Cobalt. Прошлым летом, когда British Petroleum тщетно пыталась предотвратить утечку нефти в океан, а рыночная капи­тализация Cobalt упала с $3 млрд до $900 млн, рынок живо обсуждал слухи о поглощении последней французами. На вопрос, может ли он возглавить совместное предпри­ятие Cobalt и Total, де Маржери отвечает: «Это правда. Но глав­ный вопрос — будем ли мы после слияния продолжать работать как прежде? Мы хотим приобрести компанию, независимую от Total, чтобы к нам пришли новые идеи». На вопрос о покупке доли в BP «Большие Усы» качает головой: «Покупка компании со снижающи­мися резервами вряд ли поможет. Брешь так не закроешь».

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=141

Опубликовано: admin on Июн 20 2009. Рубрика Собственность. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

3 Коммментариев для “Пока не кончилась нефть”

  1. Про Кристоф де Маржери слышал уже давно. Честно восхищаюсь им. Человек прошел жизненный путь достигнув больших высот. Вот только грядущий энергетический кризис не на руку ему.

  2. Я думаю, кризис будет не так уж скоро… Не стоит так беспокоиться….

  3. Ну это если рассматривать в ближнем ракурсе, а вот подумайте 50 лет и всего этого может и не быть. И если Вы думаете что это так уж много то вы глубоко ошибаетесь!

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...