|

Трудно быть братом

Алексей ЯрославскийСтоит ли вести совместный бизнес с братом-мультимиллионером? Алексей Ярославский решил, что не

АЛЕКСЕЯ ЯРОСЛАВСКОГО ни за что не уговоришь сниматься на фоне харьковского стадиона «Металлист». «Это объект моего старшего брата. У него много таких фотографий», — отмахивается 46-летний бизнесмен, прогуливаясь по стадиону. Расчеты и чертежи для реконструкции футбольной арены делала компания Алексея, который не любит, когда его сравнивают с братом — мультимиллионером и владельцем клуба «Металлист». В середине 1990-х старший брат помог Алексею заработать первый миллион, но долго вести дела вместе они не смогли. 11оследние 13 лет

Алексей Ярославский сгроит небольшой, зато собственный бизнес. И внимательно прислушивается к советам брата.

Ярославские росли в семье врачей. Младший донашивал одежду за старшим. В 13 лет, когда родители уехали на заработки в Африку, Алексей остался на хозяйстве. Он стирал, убирал и готовил, пока Александр учился на вечернем отделении Харьковского института общественного питания и работал.

Алексей окончил Харьковское военное училище тыла МВД СССР и какое-то время занимал должность начальника производственно-вещевой службы одной из пограничных частей в Одессе. В 1993 году брат предложил ему не зарывать хозяйственный талант в землю и заняться настоящим делом — поставками газа украинским предприятиям. Через Ярославского-старшего проходило тогда около 4,8 млрд кубометров топлива в год. Украинская промышленность потребляла в то время не менее 50 млрд кубометров газа ежегодно.

Брат поручил Алексею «заводить газ» на предприятия Запорожской и Днепропетровской областей. Его задача сводилась к тому, чтобы получать в обмен на топливо товар, который можно кому-то продать.

К 1998-му Алексей заработал на торговле газом $3 млн. В том же году Кабмин создал компанию «Нафтогаз Украины», на которую замкнулись все поставки газа промышленным потребителям. Тогда-то Ярославский-младший и решил заняться новым бизнесом, причем отдельно от брата. В чем причина? «Саша жесткий в принятии решений. Он просто знает, чего хочет, и все. А Леша готов слушать, вести диалог, искать выходы из ситуации. Он более демократичен», — рассказывает Олег Салмин, совладелец и гендиректор компании «XXI Век», который дружит с братьями около десяти лет. «Алексей категорически не захотел со мной работать», — признает Александр.

Трейдерская компания Алексея «Техпроект» переключилась на торговлю электроэнергией. В этой сфере также были популярны взаимозачеты и неплатежи. Но в 2000 году вице-премьер по ТЭК Юлия Тимошенко ввела предоплату за электроэнергию и свела на нет сверхприбыли посредников.

Тогда Ярославский-младший создал финансовую компанию «Резон». Его партнер по «Техпроекту» Вячеслав Стерин привел молодых специалистов во главе с 22-летним студентом Харьковского экономического университета Сергеем Пирожниковым. Восемь молодых брокеров скупали акции предприятий в Харькове и других городах Харьковской области. Откуда деньги? «Я брал у Александра на развитие бизнеса небольшие суммы — от $2 до $5 млн, — рассказывает Алексей Ярославский. — Брат никогда не отказывал». Часть средств для скупки привлекалась в банках.

Работники пришедших в упадок заводов и фабрик расставались с акциями без сожаления. Куда труднее было договориться с директором предприятия, предложив ему хорошую цену раньше, чем это сделают другие. «Пока с директором не столкуешься — ты рейдер, — шутит Пирожников. —А когда он сложит себе цену, становишься уважаемым стратегическим инвестором». Объект, очищенный от старого руководства и с консолидированными правами собственности, резко вырастал в цене. По словам Стерина, доходность некоторых проектов достигала 500%.

В 2002 году Алексей отошел от оперативного управления «Резоном»: брат снова сделал ему предложение, от которого было невозможно отказаться. По словам Ярославского-старшего, президент Леонид Кучма настоятельно рекомендовал братьям идти в Верховную Раду. Алексей стал депутатом по списку «Нашей Украины» Виктора Ющенко. Впрочем, из фракции его почти сразу исключили: выяснилось, что на выборах спикера Ярославский-младший — вопреки позиции «нашеукраинцев» — поддержал ставленника президентской администрации Владимира Литвина.

За восемь лет существования «Резон» поглотил около 70 харьковских предприятий. «Обороты иногда достигали §100 млн в год», — рассказывает Стерин. Большая часть объектов приобреталась для перепродажи, но, например, купленный в 2006-м «Институт Харьковпроект», расположенный в центре города, Ярославский-младший оставил себе. Сейчас «Харьковпроектом» и другими его активами управляет созданная в 2008 году Melon Group.

Летом 2006-го Ярославский-младший проводил отпуск на хорватском побережье Адриатического моря. Там же отдыхал и народный депутат Салмин. «В отель приехал мой друг Лев Парцхаладзе, — рассказывает Салмин. — Я его представил Алексею как перспективного бизнесмена». За полгода до этого девелоперская компания Парцхаладзе «XXI Век» привлекла $139 млн на Лондонской бирже. «Парцхаладзе искал компании в регионах, у которых есть хорошие участки», — рассказывает Дмитрий Кутовой, директор харьковской компании «Макрокап Девелопмент», которому также предлагали работать с «XXI Веком».

Ярославский-младший и Парцхаладзе создали совместную компанию «XXI Век Харьков». Алексей внес в уставной фонд два бизнес-центра площадью 20 000 кв. м. А на деньги Парцхаладзе «XXI Век Харьков» купил пять участков, чтобы построить на них почти миллион квадратных метров офисной и торговой недвижимости. В 2008 году московский офис консалтинговой компании Jones Lang LaSalle оценил совместные активы Парцхаладзе и Ярославского в $156 млн.

Ни один из проектов реализован не был. Может, и к лучшему, считает Ярославский-младший. Брат вовремя отговорил его брать кредиты на строительство и скупать земельные участки. «Я предостерег его, — подтверждает Александр. — Он послушал меня и не стал банкротом». У Парцхаладзе не оказалось под рукой такого мудрого советчика, и после начала финансового кризиса «XXI Век» оказался на грани банкротства. Алексей выкупил у партнера долю в харьковских проектах за $5 млн.

Сегодня братья занимаются бизнесом отдельно друг от друга, но у них хватает точек пересечения. Алексей помогает Александру готовить Харьков к Евро-2012. Он всегда увлекался футболом куда сильнее, чем брат. «Пока не купил клуб, я эту игру терпеть не мог, — говорит Александр Ярославский. — А брат с отцом могли часами смагрегь футбол по телевизору». «Харьковпроект» делал документацию для реконструкции стадиона и городского аэропорта. «Благодаря специалистам Алексея мы сильно сократили расходы, — говорит старший Ярославский. — На Западе как? Известный архитектор только подпись поставил — и сразу на 30% дороже».

Друзья и партнеры уверены: Ярославские до сих пор не разругались только потому, что вовремя разошлись. Вместе они бы долго не продержались — слишком разные у них характеры и методы ведения бизнеса. «Я рад, что брат не такой «сумасшедший», как я, — говорит Александр Ярославский. — Этим он отчасти и выигрывает. Может, не в деньгах, но в более размеренной и спокойной жизни уж точно». Оборот Melon Group в прошлом году составил $20 млн. В 2011-м Forbes оценил состояние Ярославского-старшего в $958 млн.

Вы можете так же прочитать:



Короткая URL: http://konkretika.com/?p=255

Опубликовано: admin on Янв 23 2010. Рубрика Позиция. Вы можете следить за любыми ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на эту запись

1 Комментарий для “Трудно быть братом”

  1. Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)

Оставить комментарий

Новые комментарии

  • Сергей: Металлэкспортпром делают качественно теплообменники проверено.
  • Rus: Леха крассавчик) Уважуха и старшему и младшему)
  • Иван: Интересно конечно, зачем вообще тогда обращаться к посредникам? С учетом их комиссионных доход уж не на много...
  • agness: Если они реальные бизнесмены, они что ли не видят во что вкладывают? Или они просто так швыряются деньгами...
  • agness: Нравятся мне эти телешоу, вот только слышал что прибыль по проектам получают только единицы, все остальные же...